Психоанализ З. Фрейда

Другая психология » Психоанализ З. Фрейда

Страница 4

А гений Фрейда как раз в том и заключается, что он умеет обратить в своего ярого союзника самого заклятого врага! Сопротивление выдает пациента, помогая вырвать признание. В беседе человек выдает себя двояким образом: с одной стороны, он признается, умалчивая о чем-то, с другой – о чем-то рассказывая. У Фрейда замечательное чутье на розыск тайного, и он чувствует приближение разгадки страшной тайны в том месте, где сила противодействия пытается, но не может проявить себя; противодействие вдруг становится союзником, указывая направление движения к истинной цели. Если больной начинает вдруг говорить слишком тихо или слишком громко, если он вдруг замедляет речь или резко ее ускоряет, это значит, что само бессознательное пытается пробиться и высказаться его устами. Малейшие попытки противодействия – колебания голоса, паузы, которые наступают всякий раз при приближении критического места, - прямо указывают на фактор сопротивления и объект сопротивления, а иначе говоря – на конфликт, замаскированный и запрятанный в глубинах бессознательного.

Процесс психоанализа – это бесконечная цепь мелких догадок, сбора осколков переживания, из которых, как из мозаики, составляется затем картина внутренней жизни пациента. В салонах и гостиных в ходу совершенно ошибочное и бесконечно наивное мнение о том, что пациент погружает в мозг психоаналитика, как в некий автомат, свои сны и признания, затем при помощи двух-трех вопросов механизм приводится в действие, и – раз! – из автомата выпадает готовый диагноз. В реальности же процесс психоанализа не есть что-то механическое, это весьма сложное и даже высокохудожественное творчество, более всего, наверное, оно похоже на работу реставратора, который восстанавливает древнюю картину, замалеванную поверху чьей-то грубой и неумелой рукой; необходимо потрясающее терпение, чтобы постепенно, слой за слоем, обновлять эту картину и вдыхать в нее новую жизнь, трепетно склонившись над драгоценным полотном, пока после снятия последнего слоя мазни не предстанет перед мастером-реставратором первоначальное изображение во всей его красоте. Занимаясь, казалось бы, исключительно мелкими подробностями, психоаналитик в своей работе преследует неизменно одну цель – создание целостного образа личности пациента во всей ее многогранности; именно поэтому в настоящем психоанализе никогда не выхватывается некий один комплекс; с фундамента, с самого основания психоаналитик восстанавливает всю душевную жизнь пациента. Психоанализ требует от врача в первую очередь терпения, но терпения вместе с не бросающейся в глаза наблюдательностью. Врач, не давая пациенту возможности что-то заподозрить, должен уметь распределять свое непредвзятое внимание между тем, что рассказывает больной и о чем молчит; кроме того, он не должен упускать ни малейшего изменения в оттенках повествования. Данные, полученные в ходе каждого нового сеанса, должны сопоставляться с данными предыдущих бесед, ибо необходимо четко улавливать, какие эпизоды пациент повторяет подозрительно часто из-за внутреннего сопротивления, в какие моменты больной противоречит себе, и при этом врач ни в коем случае не должен внешне проявить свое любопытство. Ведь если только пациент заметит, что какой-то эпизод привлек особенное внимание врача, его рассказ тут же потеряет непосредственность, а именно непосредственность ведет к мгновенным озарениям, которые позволяют психоаналитику увидеть контуры тайного пейзажа бессознательного. Кроме того, врач не должен навязывать больному и своего видения проблемы, ведь смысл психоанализа как раз и состоит в том, чтобы понимание пришло к больному самостоятельно, изнутри, ведь только в этом случае не пережитые еще чувства будут пережиты и изжиты. В идеале излечение наступает тогда, когда пациент разочаровывается в симптомах, а энергию чувств и желаний направит не на ложные образы, а в реальную жизнь. Именно в таком случае конфликт отпустит больного, а анализ можно будет считать завершенным.

Опасный вопрос: часто ли психоанализ приводит к столь отрадному результату? Увы, надо признать, что происходит это редко. Потому что искусство выспрашивать и выслушивать требует высочайшей тонкости слуха, выдающейся наблюдательности, глубочайшей интуиции, одновременного наличия столь непростых и редких духовных качеств, так что только человек, самой судьбой для этого предназначенный, психолог по призванию может успешно вести эту работу. Метод Куэ и Christian Science позволяют готовить не врачей, а разве что простых механиков по этим специальностям. Там достаточно заучить наизусть несколько универсальных формул вроде «Болезней не существует», «С каждым днем я чувствую себя все лучше и лучше» и вдалбливать их пациентам. Столь грубым способом даже самые неумелые руки могут выбить из слабых человеческих душ все пессимистические мысли о болезни. Метод психоанализа возлагает на врача обязанность в каждом новом, в каждом конкретном случае разрабатывать особую систему, особый подход к пациенту, способность к чему не дается одними железным разумом и настойчивостью. Врач-психоаналитик должен быть и прирожденным, и искушенным знатоком душ человеческих, чтобы с потрясающим тактом и ангельским терпением продумывать и пропускать через себя чужую жизнь; но и этого недостаточно: он должен быть одарен еще и некой магической силой, излучать поток доброжелательности и уверенности, чтобы чужая душа доверчиво потянулась к нему. А ведь этому научиться невозможно, и лишь с особого благословения небес в одном человеке может сочетаться все необходимое для психоаналитика. Именно в том, что столь одаренные люди встречаются крайне редко, я и вижу причину ограниченности возможностей психоанализа. Он будет со временем призванием единиц, но вовсе не рядовой профессией, как это сплошь и рядом случается сейчас. Но как раз сам Фрейд на данную проблему смотрит со странной снисходительностью. Он заявляет, что работа с использованием его метода требует, безусловно, такта и опыта, но все же «легко поддается изучению». На этом его высказывания я ставлю жирный и яростный знак вопроса. Даже определение «работа» я считаю крайне неудачным для процесса, который требует применения высших духовных сил врача, а провозглашение всеобщей доступности метода вообще считаю опасным. Даже самое старательное обладание техникой психоанализа столь же мало способно создать настоящего психоаналитика, как знание правил стихосложения – поэт; а ведь доступ к душе, к этой самой хрупкой и тонкой субстанции, может быть открыт лишь настоящему психологу, заведомо одаренному талантом к прочувствованию движений человеческой души. Психоанализ – метод в известном смысле инквизиторский. Он был создан в высшей степени тонким и творческим разумом Фрейда, и нельзя без содрогания подумать о том, какую опасность он может представлять в грубых, неумелых руках. Мне кажется, что репутация этого метода навредило как раз то, что он не стал уделом избранных, а был чуть ли не введен в школьные программы. Многие понятия этого метода при передаче из рук в руки огрубели, исказились и уж во всяком случае не стали чище. Первоначальная практика Зигмунда Фрейда опиралась на гений и терпение; сегодня же то, что называется методом психоанализа в Старом, а особенно в Новом свете – не важно, в дилетантском или профессиональном применении, - более всего смахивает на печальную пародию. Проверить действенность метода и его клиническую состоятельность мы сегодня не в состоянии именно из-за того, что он искажен школьными анализами, захватан дилетантскими руками; приговор в этом деле будет вынесен не нами, а будущим.

Страницы: 1 2 3 4 5

Читайте также:

Социально-психологическая готовность ребенка в школе
Помимо личностной готовности можно выделить еще компонент психологической готовности ребенка школе - социально психологическую готовность, определяя ее как формирования у детей качеств благодаря которым они могли бы общаться с другими дет ...

Основные подходы психологии в изучении общения
Общение как взаимодействие предполагает, что люди устанавливают контакт друг с другом, обмениваются определенной информацией для того, чтобы строить совместную деятельность, сотрудничество. {12} Общение свойственно всем высшим живым суще ...

Личность бывшего осужденного и основные проблемы ее социальной адаптации
Проблема социальной адаптации (приспособления) освобожденного к условиям нормального существования в нормальной социальной среде на свободе тесно связана с проблемой борьбы с рецидивной преступностью. Большое значение для решения этих обе ...